Category: армия

орел

Корсуньская трагедия: десятки убитых и раненых крымчан


Оксана Медиева, участница Корсуньской трагедии, вспоминала: "Утром 20 февраля 2014 года полицейские кричали нам, что на антимайдановцев идут люди с майдана. Нам кричали: "Бегите быстрей в автобусы". Я видела, как шла колонна... с оружием. Они стреляли, и, когда мы увидели, как падают эти ребята из внутренних войск, мы испугались, убежали в автобусы и начали из Киева уезжать", - рассказала Медиева. А позже выяснилось, что она ехала в автобусе, следующем из Киева в Крым, на который напали бандеровцы. Напомним, около 15.00 20 февраля 2014 года колонна из автобусов с противниками Евромайдана - жителями Севастополя и Симферополя - выехала из Киева в сторону Крыма, избежав верной смерти в Киеве. Однако на трассе Киев-Одесса, возле города Корсунь-Шевченковский, их ждали бандеровцы, жаждавшие расправы над "москвынамы". Нацисты напали на людей, избили их палками, закидали камнями, некоторые автобусы сожгли вместе со всеми вещами и документами. "Нам перекрыл дорогу микроавтобус, а одного из мальчиков из другого автобуса переехали... У него ухо было оторвано, была сломана нога, но он пытался выжить... Скорая отказалась его госпитализировать: "Собак у шпыталь нэ возымо". На следующем бандеровском блокпосте автобус остановили снова. В лобовое стекло начал стрелять какой-то нацист, ранил водителя в подмышку и ладошку, справа загорелся автобус. Меня били и хотели изнасиловать двое "майдановца", но потом кто-то защитил. Некий нацист Степан, который был с нацистами, сказал, что мол, она девушка, ее не нужно трогать. А вот мальчишек наших поставили на колени, заставили петь гимн "неньки". Если кто-то не знал слова или сбивался, начинали бить. Потом начали раздевать и разувать наших ребят. Брали осколки от разбитых окон в автобусах и стали кричать: "Жуй, быдло москальскэ, скло". Нас били головой о стекла автобуса.. Кроме того, какого-то мальчика привязали к дереву, и взрослые женщины его избивали два часа", - рассказала Оксана Медиева. В конечном итоге антимайдановцев отпустили, и они вернулись в Симферополь: "Прошло четыре дня, 24 февраля я приехала в больницу и меня госпитализировали, поставили диагноз: компрессионный перелом трех позвонков... Я пролежала 7 или 8 дней в больнице".

promo nemihail 11:00, yesterday 131
Buy for 20 tokens
Вы наверняка уже читали разоблачения по поводу рекордного выигрыша в 1 млрд рублей. Фото: Яндекс Картинки (Столото) Блогеры и СМИ пишут, что пенсионерка Надежда Бартош, которая выиграла тот самый миллиард рублей в лотерее «Столото», оказалась не обычной пенсионеркой из…

из Facebook... Они сражались за Родину...

КАК СТАЛИН ПОДЫТОЖИЛ РЕЧЬ ГЕББЕЛЬСА

В 1942 году берлинские жители ахнули когда из уличных репродукторов громко зазвучал размеренный голос Левитана. Тот самый - "От советского информбюро", "Работают все радиостанции Советского Союза!".

Чтобы это стало возможным напряженно работала группа талантливого советского радиофизика, военного конструктора Бориса Асеева.
Борис Павлович родился в Рязани, с детства увлекся радиоприемниками, день и ночь пропадал в местном радиокружке. Свой первый детекторный приемник будущий великий конструктор спаял из двух бритвенных лезвий и самодельной катушки из медной проволоки, намотанной на карандаш. Было ему тогда всего одиннадцать лет.

С того простенького приемника, способного еле-еле ловить одну фиксированную частоту, начнется долгий и непростой путь большого ученого. За свою плодотворную научную жизнь Борис Павлович создаст множество уникальных радио-приборов.

Его портативную рацию весом всего два килограмма с большой благодарностью вспоминали полевые связисты и корректировщики огня. Ничего подобного тогда не было ни у нас, ни у немцев.

За свои выдающиеся военные разработки по связи и радиолокации конструктор Асеев будет представлен к званию генерал-майора. Для кабинетного конструктора - вещь совершенно неслыханная.

Collapse )

из Facebook...история

Alla Zaharova

Казалось, трудно представить себе профессию более мирную и безобидную, чем энтомолог – ученый, который занимается бабочками.

Как бабочка может помочь побеждать фашистов?

Анатолий Полежаев, поведал историю времён Великой отечественной войны.

"..1942–й год. Зима. Война в разгаре. Немцы прут вперёд. В ставке верховного главнокомандующего – плановое совещание.

Напоследок обсуждаются противные и не очень понятные присутствующим маршалам и генералитету вопросы.

Маскировка.

Нет, генералы кое что знают о маскировке – зимой – белые халаты, летом – хаки. Но у немцев всё как–то интереснее. Их аэродромы – не слишком заметны с воздуха, а танки – зачем–то, пятнистые и полосатые, как и форма обмундирования в некоторых подразделениях и частях.

Товарищ Сталин требует, чтобы маскировкой занялись срочно и вплотную, и не абы как, а строго научно, с серьёзным обоснованием. Мол, мысль о том, что зелёное на зелёном – незаметно, не канает. Это и ежу ясно. Нужно что–то более универсальное.

Сталин раздражён. Стучит трубкой по столу. Требует немедленных действий. Генералы чешут затылки. Предлагают копировать маскировку противника. Верховный в ярости. Ему нужен принцип и ясность. Как это работает и почему. И кто сможет этим заняться?

Осторожно пискнув горлом, слово берёт какой–то свежеиспечённый генералишко. Он – из интеллигентов. Может, родители учёные, а, может, и сам, в прошлой жизни науку успел подвигать. Генерал робко и путано докладывает, что в Ленинградском университете был такой профессор Шванвич. Так вот он, в своё время, возглавлял кафедру энтомологии, пока её не разогнали в начале тридцатых, и занимался покровительственной окраской крыльев бабочек. Может, он на что сгодится?

Сталин неопределённо хмыкает и требует срочно, сегодня же, привезти в Москву этого Шванвича и доставить прямо к нему.

Генералы облегчённо подрываются со стульев и бегут исполнять приказание. Козёл отпущения найден. Даже два. Потому что инициатива, сами понимаете…

Звонок в Саратов, куда эвакуирован университет. Никакого Шванвича там нет и не было. Кто–то говорит, что он остался в Ленинграде. А там сейчас, ясное дело, блокада.

Спецрейс готов через двадцать минут. Самолёт летит в блокадный город. Шванвича находят дома, в постели. Он уже не встаёт. Куриный бульон в энтомолога заливают прямо в самолёте.

Ночью он уже у Сталина. Главнокомандующий недоверчиво вглядывается в заросшее лицо доходяги–профессора и излагает суть задачи.

Немного оклемавшийся Шванвич внимательно слушает и, похоже, даже что–то понимает.

Ну, что, профэссор, сможэщь помочь армии и фронту?

Смогу, – сипит в ответ Шванвич.

Что тэбе для этого нужно, профэссор?

Три дня и два художника…

Через три дня Борис Шванвич докладывает перед всей Ставкой. Он избегает таких мудрёных слов, как «мимикрия» и «принцип стереоморфизма».

Всё просто, элегантно и доступно. Основа концепции, если в двух словах – выступающее и высветленное красить в тёмное, затенённое и вогнутое – высветлять. Остальное – детали.

Художники, под руководством Шванвича, уже всё проиллюстрировали. По сезонам и временам года. Для наглядности на столе стоят объёмные гипсовые модели, раскрашенные так, что их форма совершенно разваливается и уплощается.

Шванвич говорит про «расчленяющий эффект» и про общие закономерности маскировки.

Генералы и маршалы сидят с распахнутыми ртами.

Год спустя, Шванвич снова на приёме у Сталина:

Проси, что хочэщь, профэссор… Хорошо поработал.

Шванвич задумывается буквально на секунду:

Хочу кафедру энтомологии. Она была. Но теперь её нет.

С 1944–го по 1955–й, почти до самой смерти, Борис Шванвич заведовал своей любимой кафедрой.

Похоронен на Большеохтинском. На могиле — памятник с изображением плана строения рисунка крыльев дневных бабочек. И – ни одного танка. А он – танк, там есть. Просто – не виден."

Анатолий Полежаев.

КАРТЫ ДЛЯ ПОБЕДЫ

Любая война невозможна без карты — и начинается с карты…

За прошедшее время о ВОВ написаны романы и повести, сняты киноэпопеи. Сражения, операции и битвы проанализированы в мемуарах видных военачальников, которые командовали фронтами, армиями, корпусами, дивизиями, полками. Но, к сожалению, очень мало известно о ратном труде военных топографов.

В годы ВОВ топографы мужественно выполняли задачи по топогеодезическому обеспечению боевых действий войск. Они были ближайшими соратниками артиллеристов, своевременно готовили им геодезические данные и проводили топографическую привязку артиллерии, минометов и прославленных «катюш». По материалам аэрофотосъемки топографы наносили на карты отдешифрированные военные объекты противника, составляли фотосхемы, специальные карты и другие графические документы. В самых различных условиях они выполняли топографическую съемку и рекогносцировку, обучали войска правильно использовать карты и другие сведения о местности, помогали командирам частей уточнять положение противника, делали макеты местности, по которым командующие войсками готовились к предстоящему бою.

Читать статью в «Литературном обозрении»