Россия-Сегодня (sssr_cccr) wrote in pyc_uctopuockon,
Россия-Сегодня
sssr_cccr
pyc_uctopuockon

Categories:

КАЗАЧЕСТВО. НЕ ОСУЩЕСТВЛЁННАЯ МЕЧТА АТАМАНА МЕЩЕРЯКОВА.

«Попытки пересмотра внутренних границ - преступны!» - (В. Г. Степанков, генеральный прокурор России в 1991-1993 г оды 17 ноября 1992 год).



Один из лидеров коммунистов - Г. Н. Селезнёв - в своих воспоминаниях об августе 1991 говорил:

«После провала ГКЧП мы - «правдисты» (то есть члены редакции коммунистической газеты «Правда») - проходили сквозь строй каких-то ряженых в казачьей форме, которые держали в руках факелы из «Правды». Какое унижение!».

Да, это было время большой активности казаков и больших надежд на то, что 70 лет большевистского режима безвозвратно ушли в прошлое и всё теперь будет иначе. Что вернётся справедливость в отношении Казачьего Народа, немало настрадавшегося под властью коммунистов. Но, на фоне огромного большинства казачьих потомков, тех атаманов нового времени, которые ясно понимали и знали, в каком направлении следует развивать свою активность казачьему движению, были считанные единицы. И среди этих единиц наиболее ярко проявил себя донской атаман Сергей Алексеевич Мещеряков. Слово бывшему военному корреспонденту Н. С. Асташкину:

«Официальная казачья летопись за 1991 год гласит:

«6 октября на Большом Круге казаков Дона, состоявшемся в Новочеркасске, донской атаман М. М. Шолохов добровольно подал в отставку, а вторым атаманом Войска Донского избран С. А. Мещеряков. За Новочеркасском был восстановлен и закреплён статус исторической и современной столицы донского казачества».

Скупые строки, за которыми совершенно не видна драма, что разыгралась тогда в Атаманском Дворце. На Втором Большом Круге Союза Казаков ОВД, который состоялся 5-6 октября 1991 года, атаманом СК ОВД был избран атаман 1 Донского округа С. А. Мещеряков».

На войсковом Круге Мещерякову противостояла группа Попова Владимира Павловича, но команда во главе со вторым Поповым (Петром Ивановичем - атаманом станицы Богаевской), смогла сплотить значительную часть делегатов вокруг своего кандидата и провести его в атаманы. При этом мало кто знал, что выходец из 1 Донского округа Семикаракорского юрта, родовой казак Сергей Алексеевич Мещеряков был сыном второго секретаря райкома партии, что аукнулось ему впоследствии. Второй Большой Круг СК ОВД по предложению новоизбранного атамана принял решение «О восстановлении Донской Республики» и была официально установлена форма одежды для казаков: парадная и повседневная по образцу военной 1914 года и полевая с учётом современных армейских требований. Представитель президента по Ростовской области В. Н. Зубков, отражая тревогу властей относительно казачьей активности, в интервью газете «Комсомольская правда», которая вышла 26 октября 1991 года, заявлял:

«Те, кто разыгрывает казачью карту в борьбе с российским правительством, зарясь засунуть казаков в свой партийный карман, не оставляют по-прежнему надежды использовать их - сыграть на искренних чувствах казаков, объявить о создании Донской Республики и отделиться от демократической России!».

Опять слово Н. С. Асташкину:

«Мещеряков, на то время, был единственным из атаманов, кого, выдвинули снизу, сказал в разговоре со мной профессор Андрей Венков, - кто имел поддержку среди казаков-станичников. До этого-то он ведь ничем не выделялся из казачьей массы, стоял, как все, в толпе. Но как развернулся! При нём на власть было не только самое мощное, но и самое просчитанное давление. Он давил, ничего не боясь. А чего ему было бояться, когда за его спиной стояла целая станица Константиновская, откуда он родом? С другой стороны, власть поняла, что такие люди, как Мещеряков, ей, конечно, не нужны. Несмотря на свою видимую покладистость и интеллигентность, Мещеряков, приняв атаманский пернач, сразу же перевёл казачество «с фольклорных рельсов на рельсы политические». 6 октября 1991 года II Большой Круг Дона принимает решение, в котором признаёт территорию Области Войска Донского местом исторического проживания донских казаков. В соответствии с Законом РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» Круг провозглашает восстановление незаконно упразднённого национально-государственного образования в составе Российской Федерации. Земля, как говорится, казакам, а власть - атаманам! Представляете состояние Владимира Чуба, только-только назначенного главой администрации области?».

1991-1992 годы стали пиком противостояния донского казачества и областной власти. И этот пик пришёлся как раз на правление атамана Мещерякова. В октябре 1991 года газета «Советский патриот» сообщала:

«Начать изучение вопроса о восстановлении Донской Области в границах 1920 года предложил Большой Круг общественной организации «Хопёрский казачий округ» (Волгоградская область). Об этом говорится в его Обращении к Президенту России, Верховному Совету и правительству РСФСР, Правлению Союза Казаков Области Войска Донского».

Поскольку председатель Ростовского городского Совета Владимир Чуб во время ГКЧП - 19 августа 1991 года - признал юрисдикцию российских властей, его рейтинг в глазах президента Ельцина сразу же поднялся до небес. Благодаря этому 14 октября 1991 года появилось постановление № 1 администрации Ростовской области о вступлении В. Ф. Чуба в должность главы администрации области. А тут, откуда ни возьмись, какой-то войсковой атаман Мещеряков «нарисовался» и мешает делать карьеру привычным аппаратным манером! Как рассказывал один из участников заседания в кабинете В. Ф. Чуба, был случай, когда пятеро казачьих лидеров, включая С. А. Мещерякова, выслушивали угрозы от Чуба:

«Камер на вас всех хватит!».

7-10 ноября 1991 года в Ставрополе состоялся II Большой Круг мартыновского Союза Казаков, на который съехалось 429 делегатов от более чем 70 казачьих организаций. На этом Круге разгорелась серьёзная борьба между двумя направлениями развития казачьего движения, олицетворяемыми атаманом Мартыновым - «красно-имперским» и атаманам Мещеряковым - «бело-автономистским». Сторонниками Мещерякова была предпринята попытка свалить с должности атамана А. Г. Мартынова, но она окончилась неудачей и его полномочия были продлены. Но зато на этом Круге были приняты резолюция № 1 «О казачьем землепользовании и землевладении», резолюция № 2 «О признании СК ОВД правопреемником Донской Республики», а также специальное решение «О восстановлении незаконно упразднённого национально-государственного образования в составе РСФСР (Донской Республики)». Вскоре казаки России узнали о взволновавшем многих решении «О восстановлении незаконно упразднённого» и о постановлении «О воссоздании Донской Республики». С этого времени рядовые казаки увидели, что у них есть настоящий вождь и лидер, а кремлёвская власть - что у неё появился опасный противник. Но именно тогда, взойдя на высоту сознательной борьбы, часть атаманов дрогнула и пошла не в ту сторону, куда их звал Мещеряков. Именно в то время зародились сомнения в казачьих умах, и атаманы, один за другим, стали поддаваться давлению и сладким посулам власти. А власть, более-менее окрепшая после вхождения в кремлёвские кабинеты и осознавшая угрозу своему господству, шаг за шагом стала овладевать ситуацией и повела яростную борьбу с угрозой казачьего «сепаратизма». Хотя и до сих пор участники тех событий в один голос утверждают, что если и звучали тогда голоса об отделении от России, то они не были способны увести за собой основную массу казаков - большинство хотело лишь автономии и самоуправления. Между тем, наступление казаков на власть также ещё не выдохлось. 13 ноября 1991 года Совет атаманов Кубани обратился к президенту Ельцину с требованием обещанного создания казачьих формирований в составе вооружённых сил России. 17 ноября 1991 года был издан приказ № 1 за подписью Мещерякова «О военном положении и условной мобилизации казаков с личным оружием», касавшийся донских казаков от 18 до 20 лет. Формальным основанием приказа послужило невыполнение министром обороны К. Кобецем своего же приказа № 3 от 20 августа, согласно которому должно было начаться формирование в составе вооружённых сил России казачьей национальной гвардии. Совет атаманов направил президентам М. С. Горбачёву и Б. Н. Ельцину ультиматум с требованием незамедлительно приступить к созданию казачьей национальной гвардии. А Круг принял решение о создании Переходного правительства Союза казачьих республик Юга России. Об этой неудавшейся попытке мы уже рассказывали ранее. 3 декабря 1991 года на Восьмой сессии Ростовского областного Совета народных депутатов была поддержана инициатива казачьих лидеров по созданию отдельного Донского «казачьего субъекта» в составе Российского государства (против только три голоса). Основанием для такого решения были статьи 3, 6, 7 Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов». Газета «Советская Россия» 7 декабря 1991 года писала:

««Любо, депутаты! Любо!» - именно так оценили многочисленные представители Союза Казаков Области Войска Донского, а также представители Краснодарской Казачьей Рады и ставропольского казачества итоги заседания сессии областного совета. Сессия приняла решение поддержать волеизъявление казачества Дона о восстановлении незаконно упразднённого национально-государственного образования на Дону в составе РСФСР. Решено также обратиться к сессиям Волгоградского и Воронежского областных Советов, Краснодарского и Ставропольского краевых Советов народных депутатов с просьбой поддержать такое решение».

Однако из выигрышной, казалось бы, для казаков ситуации ничего не получилось. Решение сессии областного Совета уже на следующий день было опротестовано областным прокурором Валентином Паничевым и отменено, как якобы незаконное. И с этого момента противостояние «казаки - власть» стало раскручиваться с новой силой, уже без всяких недомолвок разведя по разные стороны баррикад. В феврале 1992 года атаман Области Войска Донского С. А. Мещеряков призвал всех казаков и «причисляющих себя к таковым» пройти приписку и регистрацию по месту жительства. Этот призыв атаман резюмировал следующим образом:

«Лица, не прошедшие регистрацию и приписку, в состав Области Войска Донского не включаются и казачьими организациями не защищаются».

Пришло очень большое количество казаков. В частности, был сформирован 2 Донской казачий полк в количестве 800 человек. По результатам регистрации казачья организация города Волгодонска стала одной из самых активных и многочисленных в Войске Донском. Стремясь овладеть ситуацией и удержаться в своих креслах, администрация Ростовской области принялась вести секретные сепаратные переговоры с частью поглядывающих с затаённым вожделением на атаманскую войсковую булаву атаманов (Ратиевым, Зайцевым, Барышниковым, Косовым, Юдиным и другими). Цель была прозаична: внести разлад в единое казачье движение, выпятив пороки и недостатки Мещерякова, и тем самым расколоть, ослабить казачью силу. И власть, имевшая немалый опыт аппаратных интриг, сумела-таки переиграть казаков. Против Мещерякова сформировалась довольно многочисленная внутриказачья оппозиция, возглавляемая рядом амбициозных казачьих лидеров, использующих в борьбе с атаманом все его промахи и неудачи. И, как естественный показатель предательства общеказачьих интересов: часть из вышеперечисленных лидеров казачьего движения приняла в дальнейшем активное участие в смещении Мещерякова. Борьба была острой, напряжённой, с применением грубой физической силы. Антиатаманской оппозиции, созданной и поддерживаемой усилиями властей, удалось привлечь на свою сторону и Совет стариков СК ОВД, который они выдвинули в качестве застрельщика в противостоянии атаману Мещерякову. Да это, в сущности, было не трудно, поскольку Совет стариков состоял в значительном числе из тех казаков, которые в свою юность представляли собой то самое сталинское казачество, о котором было рассказано мною ранее. 24 апреля 1992 года, собравшийся в городе Ростове-на-Дону оппозиционный Мещерякову Совет стариков СК ОВД сформулировал, а несколькими днями позже объявил длинный, на несколько страниц претензий, приговор своему войсковому атаману, завершавшийся такими словами:

«1. Предложить Атаману С. А. Мещерякову подать в отставку.
2. В случае несогласия Совету атаманов назначить время и место проведения внеочередного Круга для постановки вопроса о переизбрании атамана Союза Казаков Области Войска Донского».

Но, несмотря на внутренние нестроения в СК ОВД, Мещеряков всё ещё продолжал борьбу за казачьи интересы. После ряда неудачных попыток «восстановить незаконно упразднённое национально-государственное образование на Дону в составе РСФСР», лидеры казачьего движения Ростовской области выдвигали требования о повышении её статуса, возвращения к границам Области Войска Донского 1913 года (куда входили части нынешних Волгоградской области РФ, Донецкой и Луганской областей Украины). В своём официальном интервью газете «Московские новости» от 24 мая 1992 года атаман С. А. Мещеряков заявил:

«Мы хотим восстановления незаконно упразднённого административного образования - Войска Донского, как субъекта федерации в составе России. Восстановить в новом виде поруганную справедливость пережившего геноцид казачества можно только через статус республики».

11 сентября 1992 года по приказу руководства Союза Казаков Области Войска Донского 96 Донской полк, вооружённый автоматами, привезёнными из Приднестровья, явочным порядком захватил «Дом Парамонова» (Дом политпросвещения). В результате так называемого «Ростовского сидения» (обороны захваченного дома) часть здания была областными властями официально передана СК ОВД, и там разместился «Штаб донского казачества» и редакция казачьей газеты «Донские ведомости». Осенью 1992 года, в то же время, что произошёл захват Дома Парамонова, казаки донских округов практически взяли в кольцо здание администрации Ростовской области. Это была последняя крупная акция атамана Мещерякова. Администрация вступила с казаками в переговоры. Советом атаманов были представлены в Правление Области Войска Донского «наказы казаков». После их обработки появился документ, который вошёл в казачью историю под названием «Двадцать пять требований к власти». Власть приняла практически все требования, предъявленные казаками. Соглашение с администрацией Ростовской области по этим двадцати пяти пунктам было подписано. Практически это была программа-минимум, которой казаки пользовались затем в течение нескольких лет. Местные власти под таким серьёзным натиском вынуждены были обратиться за помощью к Кремлю. 9-10 октября 1992 года прошел III Большой Круг Союза Казаков Области Войска Донского, на котором противоатаманская оппозиция, за которой проглядывались уши местной и московской властей, приложила все силы к дискредитации Мещерякова в глазах казаков-делегатов. В итоге, всеми правдами, а больше неправдами, с угрозами и обещаниями, Мещеряков был смещён.
Спустя годы казаки вновь стали заявлять многие требования, которые были подписаны властью ещё в 1992 году. А решение «О восстановлении незаконно упразднённого национально-государственного образования в составе РСФСР» и постановление «О воссоздании Донской Республики» - некоторые казачьи организации пытались вновь и вновь «поднять на щит», за что причислялись к «экстремистским». Ныне Казачий Народ пытается доказать своё право на существование путём бесконечных судебных тяжб, митингов и общения с укрепившейся властью. Но не только власть изменилась с тех пор - в среде казачьих активистов прошла регулируемая и направляемая сверху трансформация и практически перестали присутствовать лозунги автономистского характера. С созданием 16 июля 1994 года Белого Союза Казачьих Войск (БСКВ) атамана Титова, бывший донской атаман С. А. Мещеряков был признан полномочным представителем БСКВ на юге России. Однако вынужденный уход его с поста донского атамана, по словам его же бывшего заместителя П. С. Косова, сказанным автору этой статьи, морально подкосили Мещерякова. И он по факту удалился от активного и деятельного участия в казачьих делах. Нельзя не упомянуть и о том, что во времена атаманства С. А. Мещерякова происходило на соседней Кубани. Казачье объединение с центром в Краснодаре (Екатеринодаре) существовало с октября 1990 года, до октября 1992 года - под названием Кубанская Казачья Рада. Создавалась она ещё до падения СССР при поддержке председателя краевого Совета убеждённого коммуниста Николая Кондратенко. Многолетний её атаман - преподаватель марксизма-ленинизма в Кубанском Государственном Университете В. П. Громов. В будущем, после победы в 1996 году Н. Кондратенко на губернаторских выборах Громов стал вице-губернатором края по казачеству. В 1990-1992 годах Кубанская Казачья Рада придерживалась «красной» прокоммунистической ориентации, входила в Союз Казаков Александра Мартынова. На президентских выборах 1991 года руководство Рады, как и Союз Казаков, поддерживало кандидатуру Николая Рыжкова, хотя часть казачьего актива поддерживала Бориса Ельцина, а другая часть склонялась к радикальному красному полковнику Альберту Макашову. 5 декабря 1991 года газета «Правда» писала:

«Должен быть принят закон о границах России, в части границы на Северном Кавказе - немедленно, - так говорится в заявлении Совета атаманов Кубани. В сложившейся межнациональной и экономической обстановке, которая чревата непредсказуемыми последствиями, кубанское казачество готово взять на себя охрану границ Краснодарского края силами национальной гвардии, сформированной из казаков, отмечается в послании».

В тот же самый день газета «Известия» давала другую информацию с Кубани:

«В Армавире прошёл казачий митинг, организованный правлением Армавирского казачьего округа. На митинге присутствовали атаман Войска Донского, представитель Терского казачества, делегации казачьих обществ из некоторых регионов Кубани. Митинг ставил своей задачей, как говорится в резолюции, объединить народные массы в трудное для России и Кубани время вокруг казачьих общественно-патриотических организаций. Пока шёл митинг, казачий патруль задержал трёх молодых налётчиков, которые сорвали с прохожего шапку, отняли часы и карманные деньги. Их тут же наказали, выдав каждому по 10 плетей. Правда, сперва определили по 25, но потом посчитали, что это «дюже много»».

Антикоммунистическое «белое» крыло кубанских казаков в 1992 году откололось от Кубанской Казачьей Рады, создав альтернативное Кубанское Казачье Войско (ККВ) во главе с атаманом Евгением Нагаем. Так начался на Кубани длительный раскол: начало 1990 годов на Кубани прошло под знаменем острого соперничества двух войсковых атаманов - «красного» Громова и «белого» Нагая. Даже у людей, далёких от казачьего движения, это вызывало смутную тревогу, опасения, что от словесной перепалки дело может дойти и до силового выяснения отношений. Хотя именно это, собственно, и происходило в отдельных станицах и хуторах. 2 декабря 1992 года «Независимая газета» сообщала:

«Более сотни представителей Кубанского Казачьего Войска отправились в Москву, чтобы выступить на стороне президента в случае конфликта законодательной и исполнительной власти. По информации из Совета стариков Союза Казачьих Войск России, атаман Кубанского Войска Евгений Нагай намерен добиться аудиенции у президента Бориса Ельцина. По предварительным данным, такая встреча уже согласована с сотрудниками аппарата президента».

Тот же номер газеты сообщал о бытовом происшествии с участием кубанских казаков в отделившейся от края Адыгее:

«Правительство Адыгеи рассмотрело вопрос о погроме 19 ноября в общежитии Краснодарского политехнического института, во время которого от буйства казаков пострадали несколько студентов-адыгов. По факту возбуждено уголовное дело, правоохранительные органы ведут расследование, а власти Краснодарского края принимают меры, чтобы не допустить новых подобных инцидентов. Заместитель председателя Правительства Адыгеи Руслан Хаджибеков заявил, что это происшествие явилось косвенным следствием политической борьбы внутри Краснодарского края, но оно ни в коей мере не отразится на традиционно братских отношениях между Адыгеей и Краснодарским краем».

И действительно, на «братских отношениях между Адыгеей и Краснодарским краем» ничто не отразилось. Зато в русле антиказачьей борьбы происходило откровенное подавление национальных устремлений казаков. Применялись разные статьи уголовного кодекса, которые в ряде случаев оказывались даже не сфальсифицированными, поскольку пассионарный всплеск Казачьего Народа в условиях неправового государства очень часто выходил за рамки того, что считается нормой в спокойном, устоявшемся, правовом государстве. В частности, В. Г. Степанков, первый генеральный прокурор России в 1991-1993 годах, 10 декабря 1992 года сообщал:

«Краснодарская прокуратура возбудила уголовные дела против казачьих лидеров. Многие атаманы были арестованы за создание незаконных вооружённых формирований, за убийства!».

3 июня 2013 года, впервые в истории современного казачества, в одном храме вместе собрались лидеры разных казачьих донских организаций:
- В. П. Водолацкий,
- Н. И. Козицын,
- А. Н. Юдин,
- С. П. Бузинов.
Приехал даже заместитель губернатора Ростовской области В. Г. Гончаров, который вскоре был избран (точнее, назначен) атаманом войскового казачьего общества Всевеликое Войско Донское (ВКО ВВД) - 8 июня 2013 года. Какая же причина побудила этих казачьих вождей собраться вместе, невзирая на личную неприязнь? Причина трагическая. Прощание со вторым атаманом Союза Казаков Области Войска Донского начала 1990 годов Сергеем Алексеевичем Мещеряковым. Кроме записных вождей, попрощаться с легендой казачьего движения пришли не только ветераны возрождения казачества, которые делили с атаманом Мещеряковым все тяготы казачьих попыток завоевать место под солнцем для своего народа, но и те казаки, кто об эпохе правления Мещерякова слышал лишь от своих старших братьев. В Александро-Невском Атаманском Храме Новочеркасска собралось большое число ветеранов возрождения казачества. На «Официальном форуме донских казаков» некто под именем «yakazak» написал:

«Прошло отпевание. У храма прощались с атаманом первые лица казачества. А ветераны возрождения казачества отправились провожать в последний путь своего бывшего вожака. По древней казачьей традиции за гробом с телом атамана шёл конь. Перед могилой взяли слово: заместитель атамана Мещерякова в 1991-1992 годах казачий идеолог Пётр Севостьянович Косов, атаманы Виктор Леонидович Демьяненко и Александр Иванович Шепеленко. С глубокой скорбью собравшиеся казаки бросали горсть земли в могилу уходящему в историю Атаману:

«Пусть земля тебе будет пухом - войсковой Атаман».

После похорон ветераны возрождения казачества вспоминали Сергея Алексеевича Мещерякова. И все заметили, что ни один из сегодняшних атаманов донских казачьих организаций после отпевания не пришёл на кладбище. Не было и будущего (на тот момент) атамана ВКО ВВД Виктора Георгиевича Гончарова».

Этот же казак написал о Мещерякове ещё:

«Я во многом с ним не соглашался, но это второй вопрос. Он в историю вошёл именно как войсковой атаман, способный сплотить коллектив единомышленников в войсковом Правлении. И многое этой команде удалось воплотить в жизнь».

Казак Юрий Дегтярёв написал на «Официальном форуме донских казаков», как бы подводя итог всей жизни атамана Мещерякова:

«Вот и простились мы с первым ушедшим от нас из войсковых атаманов Сергеем Мещеряковым. И само по себе подошло время подведения итогов той поры, когда казаки были на пике своей активности, когда в Ростовской области законным путём был, де-юре, взят курс на восстановление национального образования - Донской Республики».

Сайт «Вольная станица» в память атамана написал:

«Сергей Алексеевич Мещеряков был избран войсковым Атаманом в бурное время. Его тогда ещё не называли возрождением, его ещё не успели зарегулировать. Люди брали Крест на себя, пытались нести, и никто не знал, куда нести, зачем, к чему. И именно в то время, взойдя на высоту сознательной борьбы, казаки пошли не в ту сторону. И пришли сюда. В то время зародились расколы в казачьих умах, атаманы, один за другим, поддались власти. А власть, окрепшая и собравшаяся с мыслями, овладела ситуацией».

С. А. Мещеряков в историю донского казачества действительно вошёл как войсковой атаман, способный собрать и сплотить коллектив единомышленников в войсковом Правлении. И многое, действительно, этой команде удалось воплотить в жизнь. Но он же проявил и человеческую слабость, где-то не до конца оставаясь на твёрдых позициях, за что последующие поколения казаков были вынуждены расплатиться потерей даже видимости какой-либо автономии, самоуправления, самостоятельности в государстве «Российская Федерация». Это, прежде всего, относится к попытке создания Донской Республики в 1991 году, когда Мещеряков так и не решился отдать приказ о вооружённом казачьем восстании, хотя на сторону казаков готова была встать дивизия внутренних войск «Дон». А в 1993 году такой поддержки у казаков уже не было. Судьба не каждый раз даёт шанс, который имеется вероятность реализоваться.

Александр Дзиковицкий (данная статья является выражением личного мнения автора и не является общей позицией ВОЦ).

Subscribe
promo pyc_uctopuockon february 14, 2017 17:04 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Древние славянские письменности 1. Автор: Е. А. Копарев Название книги: Древние славянские письменности Издательство: Авторская книга Год: 2014 Формат: pdf Размер: 8,2 Mb Количество страниц: 185 Качество: Отличное Жанр: Научно-популярная…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments